«Почему летает Марапацуца?»


К счастью, ветер был попутный. Это вдвойне отрадно, потому что при таком ветре славно вялится рыбка, а без закуски ни один справный мужик не сядет на марапацуцу. Но если уж сел, то летает над хутором вальяжно, проплывая по небу туда, обратно и еще раз вокруг, сноровисто правит по ветру и от души радуется, если удается напугать дуру-бабу, где-нибудь на огороде.

Наши станичники при необходимости летают на марапацуце аж до райцентра, а там покупают колбасу и сахар.

По случаю храмовых и престольных праздников обычно устраивают гонки. В такие дни мужики наводят блеск на марапацуцы, а бабы украшают их цветами и лентами.

Построить марапацуцу и летать ей может каждый православный христианин, овладевший основами марапацуцианства.

Этот реально волшебный мир создал художник Сергей Воржев. Ведя активный поиск в области смешанной техники, он всегда поражает широтой своих творческих возможностей: портрет, натюрморт, жанровая живопись, графика, керамика. Его живописный мир определяют глубокий психологизм, теплый и сочный юмор, изумительно тонкое чувство колорита в сочетании с высоким профессионализмом.

Признание пришло не сразу, но Воржев не любит говорить о сложностях своей творческой биографии, а тем более, становиться в позу жертвы застойного периода, хотя ломать его пытались неоднократно. Право носить имя Мастера заставило более глубоко осознать истинные ценности и для себя, и для других. Не один краснодарский художник прошел ученичество у Сергея Воржева и имеет право сказать, что в большой мир живописи он вошел об руку с учителем. У Сергея нет секретов. Он охотно делится техническими приемами. Однако коллеги часто упрекают его, будто он самое главное держит за семью печатями. В таких случаях Воржев говорит: "Правило одно и очень простое: нужную краску - в нужное место."

Самобытный талант и творческая смелость заставляют художника искать новые технические приемы, обращаться к тому или иному стилю для воплощения своих замыслов. Он считает, что у художника есть неотъемлемое право использовать любую самую неожиданную технику, но на высоком уровне мастерства и профессионализма.

В его мастерской авангард соседствует с реалистическими полотнами. Яркие, бьющие в глаз краски одних, оттеняются теплыми тонами традиционной палитры других.

И все же эти разностильные работы объединяет воржевская тематика - Родина и русские люди.

Родина художника - юг России, станица Варениковская; с особой ностальгической нежностью пишет он одну за другой рыбацкие хижины, покосившиеся хатки, изливая свою любовь и признательность родимой земле. Воржев-горожанин внимательно исследует мир провинциального города. Традиционная екатеринодарская архитектура начала века, краснокирпичные стены (здесь виден каждый кирпичик!), белые наличники, пузатенькие ажурные балкончики. Вот темная подворотня. Туда заглянуть страшно: кто там притаился, дух или человек?

Дома Воржева одухотворены и очеловечены. Когда их рассматриваешь, возникает мысль о неразрывной связи человека и среды, которые формируют друг друга, составляя некое биологическое и социальное единство. Таков "Дом антиквара", удивительно чистая и радостная работа: в центре светлого города живет в старом прабабушкином утюге беззаботный чудак.

Воржев вообще культивирует чудаков и чудачества в жизни и в искусстве. Как правило они умеют летать. В мастерской у Сергея я познакомилась с теткой, которая прихватила с собой на небо кровать с подушками и одеялами. Кровать у нее железная с никелированными шарами и колесиками. Тетка лихо буровила ногами рыхлые облака и вызывала сильную зависть у зрителей. С другой стены ей подмигивали, покручивая усы, казаки на Марапацуцах.

И я подумала, как глубоко и сильно нужно любить свою землю и ее людей, как страстно верить в гений народа, чтобы так писать! Летающие люди Воржева возникли как результат стремления художника постичь глубинную сущность русского человека. Его персонажи живут, смеясь и творя. Они бережно хранят свои национальные святыни.

Творчество художника звучит сильной и звонкой струной, в отличие от унылого хора голосов, вещающих о гибели русского народа и утрате им духовных ценностей. Его вдохновляют простые и привычные вещи, обыкновенные люди. Нужно только найти состояние, в котором ты увидишь и сможешь постичь их удивительную красоту и неповторимость.

"Я много пережил как художник, - говорит Сергей, - прошел не один этап исканий, мучился и пробовал различные творческие подходы, но чувствую, что постепенно возвращаюсь к искренности и доброте своей юности, к прежнему себе, парню, который приехал в город учиться живописи."

Приезжайте к Воржеву, а по дороге посмотрите в высокое небо: там летят казаки на Марапацуце.

Галина Ситникова, искусствовед.