Интервью


Как Вы стали художником? Когда окончательно решили, что пойдете этим путем?
В возрасте 2,5 лет меня отдали на воспитание няне. Наша семья жила на хуторе. Наше подворье выходило воротами на косогор, под ним был лиман Солёный. Няня брала меня на руки, и, опираясь на покосившиеся ворота, мы смотрели вдаль... Однажды ворота не выдержали и рухнули, и я упал с косогора. Няньку уволили, а я стал художником.

Занимались ли Вы чем-нибудь еще кроме живописи? Как это занятие повлияло на ваше творчество?
Основным моим увлечением, кроме живописи, была ядерная физика. В 9-10 классе средней школы физику нам преподавал гениальный человек - Георгий Евгеньевич Горжиенко, который в свою очередь был учеником Льва Давидовича Ландау. Но из-за злого «антисоветского языка» он был сослан в станицу Варениковскую в школу № 41. Когда Георгий Евгеньевич пришёл на первый урок физики в 9 классе, он принёс с собой стопку 12-листовых тетрадей, раздал нам по тетрадке и сказал: «У нас сегодня особое задание - мы пишем свободное сочинения по физике!» Меня в то время мучил один вопрос, и я сформулировал сочинение следующим образом: «Вселенная бесконечна не только вширь, но и вглубь», после чего на 12 листах, включая 13-й – обложку, была сформулирована доказательная система. После публичного прочтения сочинения на следующем уроке я, наряду с еще тремя однокашниками, был принят в кружок физики. И два года мы самозабвенно занимались изучением проблем современной физики. Появилось огромное искушение стать профессиональным учёным. Я задал вопрос Георгию Евгеньевичу: «Что мне делать? Я хочу быть художником и физиком одновременно». И получил от него ответ: «Я хотел быть художником, а стал физиком. Теперь твоя очередь стать художником» После чего я и стал художником, но всю свою жизнь параллельно я занимался физикой. В частности создал серию летательных аппаратов, легко преодолевающих любые поля тяготения. Создал анигравитационную гривну, заднюю дубоступку, вычислил кратчайший путь к созвездию Золотого Ковша, открыл точное местоположение Протокосмодрома и создал теорию «жидкой» математики. В итоге появилась большая серия картин под названием «Марапацуца» и масса прочих побочных эффектов.

Какие учителя, события, страны, встречи оставили след в вашей творческой биографии?
Как уже было сказано выше, одним из моих главных учителей был Г. Е. Горжиенко. А вторым моим учителем был Евгений Сулейманович Цэй – великий российский художник- авангардист 60-80 годов ХХ столетия. Он был одновременно и моим учителем, и моим другом. На протяжении семи лет мне посчастливилось работать рядом с ним, наши мастерские находились рядом - в десяти минутах ходьбы друг от друга. Евгению Сулеймановичу я посвятил одну из моих лучших картин под названием «Диоген». Я научился у него самому главному – быть свободным в творчестве. Прекрасный след в моем сердце оставили такие страны, как Хорватия, Польша, Китай, Германия и Италия.

Что больше всего помогает или мешает Вам в творчестве? И как Вы преодолели или собираетесь преодолеть эти препятствия?
Больше всего мне в творчестве помогает любовь. Она же иной раз и мешает…

Какие сюжеты изображаете Вы на своих картинах? Какой предпочитаете стиль или жанр? Что Вам лучше удается?
По определению окружающих: зрителей и специалистов в области искусства, мой стиль назвали «этническим сюрреализмом». Я считаю, что основным источником энергии в искусстве являются наши этнические корни. Оттуда идут основные потоки энергии, и когда-то мы сами станем частью этноса. И точно так же станем питать следующее поколения художников.

Какую роль в вашей жизни играет красота? Что необходимо человеку, чтобы научиться видеть прекрасное?
Красотой я назвал бы гармонию. И, естественно, мир пронизан гармониями, мы к ним прислушиваемся, стараемся попадать в их ритмы, и то, что мы делаем как художники, видимо, является следствием этих прикосновений. Человеку необходимо научиться накапливать эстетический опыт, а так же культивировать в себе чувство любви в самом широком смысле слова. Работая в этих двух направлениях, он создаст себе эстетическую конструкцию и сможет ею любоваться. А может быть создаст и самого себя в новом качестве, надстроит над своим «эго» еще один этаж, с которого будет видно дальше и лучше. И так постепенно будет строиться его личностная башня, ведущая к богу. Если же эта башня по какой-то причине рухнет, то не нужно отчаиваться, а надо начинать строить её с самого начала.

Какое человеческое качество важнее всего при создании произведения искусства? (концентрация, терпение, устремленность, благоговение и т.п.)
Воображение.

В чем заключается ваш личный вклад в искусство? И что Вы сами получаете от творческой деятельности?
Мой личный вклад в искусство заключается в том, что я открыл человечеству еще одну маленькую Вселенную, столицей которой является Синдика. На её территории происходят удивительные и невероятные вещи, которые частично проявилась в моих произведениях. Не знаю, благодарно ли человечество лично мне за эту услугу, но я за предоставленную мне возможность ему благодарен.

Чего Вы ждете от своего творчества? Какова ваша цель?
Моё творчество похоже на сумасшедшего быка – никогда нельзя прогнозировать, к чему приведёт, чем закончится.

Является ли искусство инструментом познания мира? Каким выглядит мир с вершины вашей творческой деятельности?
Искусство является скорее инструментом слияния с миром. Мы в мир приходим, в мир уходим, чтобы вновь вернуться…

Что Вы думаете об искусстве будущего? Какие направления будут развиваться? Может ли творческая деятельность художников изменить общественные и экономические отношения? (Красота спасет мир?)
Мне кажется, что существует множество пластов искусства во Вселенной. По большому счету искусство совершает колоссальную вселенскую работу - продолжая божественный промысел, оно превращает хаос в гармонию. Есть силы, которые противостоят этому процессу и наоборот превращают гармонию в хаос. Эта борьба в дуальных Вселенных бесконечна, и до тех пор, пока будет существовать эта борьба, будет существовать и искусство. В связи с тем, что человечество стремительно движется в сторону техногенной цивилизации, самым востребованным продуктом в этой цивилизации будут светлые и чистые эмоции. Когда человек будет вынужден поменять свои органы на искусственные на 90%, жажда любить и быть любимым в нем не угаснет. Он будет вынужден искать источники энергии любви в окружающей его среде. Не важно, какими словами будут называться направления в искусстве в будущем, главной будет задача эмоционального наполнения души человека, существующая в израненном и механистическом теле. Возможно, какой-то части удастся уйти от доминирующего направления и вернуться на путь гармони с планетой, но это будет сделать чрезвычайно трудно. Однако хочется надеяться, что это произойдет.

Что бы Вы хотели сказать человеку, собирающемуся стать художником?
Я думаю, что более мудрого совета, чем дал Сальвадор Дали, я дать не смогу. А Сальвадор сказал: «Художник – рисуй!»